e5b64249

Кук Глен - Белая Роза



sf_fantasy Глен Кук Белая Роза Глен Кук — мастер захватывающего сюжета, один из немногих, кому равно подвластны искрометный юмор балагана и высокая героика эпической саги, магия слова — и магия живого мира, который вновь и вновь призывает к себе читателя. Добро пожаловать в мир Черного Отряда — лучшей роты наемников на службе у зловещей Госпожи и Десяти Взятых...

Они сражаются мечом и магией — и не сдаются даже тогда, когда не помогает ни магия, ни меч. Они знают: победа дается тому, кто кто умен, отважен и дерзок, тому, кто до конца верен себе.

Они всегда готовы подтвердить свое право называться лучшей ротой наемников во всей вселенной. Не верите? Прочтите — и убедитесь сами!
ru en Ego ego1978@mail.ru FB Tools, Fiction Book Designer 23.02.2006 http://www.litportal.ru EGO-145B943C-99A1-4333-809A-3EF1043A7A18 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
Белая Роза. Игра Теней АСТ, Terra Fantastica 2003 5-17-010931-8,5-7921-0305-4 Glen Charles Cook Глен Кук
Белая Роза
Для Нэнси Эдвардс, просто так.
Глава 1
РАВНИНА СТРАХА
Неподвижный воздух пустыни действовал как линза. Всадники, казалось, застыли, двигаясь и не приближаясь. Мы пересчитывали их по очереди, и никому не удавалось получить одно и то же число два раза подряд.
Легкий ветерок простонал в кораллах, шевельнул листья Праотца-Дерева, и те зазвенели эоловыми колокольцами. За северным горизонтом полыхнула молния перемен — точно отблеск дальней схватки богов. Хрустнул песок.

Я обернулся. Молчун изумленно пялился на появившийся за последнюю пару секунд говорящий менгир. Каменюги подлые.

Им бы все веселиться.
— Чужаки на равнине, — сказал менгир. Я подскочил. Камень хихикнул. Жутче менгиров только сказочные бесы хихикают.

Тихо рыча, я спрятался в тень камня.
— Жарко. — И добавил: — Это Гоблин и Одноглазый, возвращаются из Кожемяк.
Камень был прав, ошибался я. Слишком узко я смотрел. Но патруль задерживался почти на месяц, и мы все волновались. В последнее время войска Госпожи все чаще вторгались в пределы равнины Страха, Каменный столб хохотнул снова. Он возвышался надо мной — все тринадцать футов.

Средненький. Те, в ком побольше пятнадцати, движутся редко.
Всадники скакали к нам, не приближаясь. Нервы, конечно; мерещится. Для Черного Отряда наступили тяжелые времена. Жертв мы не можем себе позволить.

Любой погибший окажется давним другом. Я вновь пересчитал конников. Вроде бы столько, сколько было.

Но один конь — без седока… Несмотря на жару, я поежился.
Спрятавшись внутри огромного рифа, мы наблюдали, как Отряд спускался по тропе к ручью, футах в трехстах. Бродячие деревья близ брода зашелестели, хотя ветра не было.
Всадники погоняли усталых коней. Те упрямились, даже зная, что дом уже близок. Они вошли в ручей — заплескала вода.

Я ухмыльнулся, хлопнул Молчуна по спине. Все на месте, все до одного — и еще один. Молчун отбросил обычную сдержанность, улыбнулся в ответ. Ильмо выбрался из кораллов, пошел встречать наших собратьев.

Мы с Маслом и Молчуном поспешили за ним. Утреннее солнце висело за нашими спинами огромным кровавым шаром.
Ухмыляясь, солдаты спешивались. Но выглядели они невеселыми — больше всех Гоблин и Одноглазый. Впрочем, они вступили на земли, где их колдовская сила бесполезна.

Так близко от Душечки они ничем не сильнее нас.
Я обернулся. Душечка стояла на выходе из туннеля, похожая на белый призрак в тени.
Наши люди обнимались недолго; старая привычка взяла вверх, и все принялись делать вид, будто ничего не случилось.
— Тяжело пришлось? — спросил я Одноглазого, рассматрив