e5b64249

Кунц Дин - Лицо В Зеркале



ДИН КУНЦ
ЛИЦО В ЗЕРКАЛЕ
Аннотация
Корки Лапута, сам себя провозгласивший служителем Хаоса, решил разрушить этот подлый мир. И сумел стать опаснее целой армии террористов. Взрывы, которые он устраивал каждодневно, разрывали не тела, но души людей.

Заметая следы, незаметный и неуловимый Корки безжалостно уничтожал своих пособников на пути к самому главному «подвигу» — похищению сына кинокумира. Мальчик должен был превзойти отца, сыграв главную роль в задуманном Корки фильме ужасов — десятилетнего Фрика ожидали изощреннейшие пытки. Однако в этом не только подлом, но и непостижимом мире нашлись «режиссеры» покруче Корки…
Эта книга посвящается трем удивительным мужчинам… и их женам, которые приложили очень много усилий, чтобы вылепить их из столь неподатливой глины. Итак, посвящается она Лиасону и Марлен Помрой, Майку и Эди Мартин, Хосе и Ракель Перес.

После «Проекта» я просыпаюсь утром, провожу день и ложусь спать с мыслями о вас. Полагаю, мне не остается ничего другого, как жить с этим.
Душа цивилизованного человека… не может избавиться от ощущения сверхъестественного.
«Доктор Фауст». Томас Манн
Глава 1
После того, как яблоко разрезали надвое, половинки вновь сшили грубой черной ниткой. Десятью смелыми, неровными стежками, а каждый узел завязали с хирургической точностью.
Сорт яблока, красное сладкое, мог иметь значение. Учитывая, что послания поступали в форме предметов и образов (словесные — никогда), каждая деталь могла уточнить намерения отправителя, точно так же, как прилагательные и знаки препинания уточняют смысл предложений.
Ожидая дальнейшего изучения, яблоко лежало на столе в кабинете Этана Трумэна. Черная коробка, в которой прибыло яблоко, также стояла на столе, в ней так и осталась изрезанная на полоски черная упаковочная бумага. Коробка уже подверглась всестороннему осмотру, но ничего не выдала.
Расположенная на первом этаже западного крыла особняка, квартира Этана состояла из этого кабинета, спальни, ванной и кухни. Вид, открывающийся из французских окон, воображения не поражал.
Прежний жилец полагал кабинет гостиной и обставил соответственно. Этан слишком редко принимал гостей, чтобы выделять им целую комнату.
Цифровой камерой он сфотографировал черную коробку перед тем, как ее открыть. Он также сфотографировал красное сладкое с трех разных позиций.
Предположил, что яблоко разрезали с тем, чтобы изъять сердцевину и вложить внутрь какойто предмет. Ему не хотелось резать нитки и смотреть на то, что могло оказаться в яблоке.
Годы работы детективом отдела расследования убийств в чемто закалили его. Но гдето, учитывая избыток насилия, с которым ему приходилось сталкиваться, сделали более уязвимым.
Ему исполнилось только тридцать семь, но полицейская карьера осталась позади. Однако интуиция, сообразительность, быстрота реакции никуда не делись, так же, как постоянное ожидание столкнуться с самым худшим.
Ветер сотрясал французские окна, по стеклам мягко барабанил дождь.
Непогода стала удобным предлогом для того, чтобы отложить изучение яблока и отойти к ближайшему окну.
Рамы, косяки, поперечины, горбыльки, все элементы оконной конструкции изготовили из бронзы. Наружные поверхности, подверженные воздействию солнца, ветра, дождя, покрывал слой зеленоватой патины.

Внутренние, благодаря постоянному уходу, оставались темными, рубиновокоричневыми. Все углы на всех стеклянных панелях скашивались. Везде, даже в самом скромном из служебных помещений, скажем, в судомойне при кухне или в прачечной на первом этаже.
Хотя